Магия кино – сложная в создании вещь. Даже самый гениальный сценарий на экране может подвести одна на первый взгляд незначительная деталь. Из-за этого качественные декорации (особенно, в исторических кинолентах) всегда будут на вес золота в индустрии. Об этом рассказали Данил Галиев и Даниил Герасимов, создатели макета Messerschmitt Bf 109G.

— Расскажите о своей работе над макетом Messerschmitt Bf 109G.

Данил Галиев: — Мы получили заказ от киностудии. Заказ пришел на один «мессершмитт» и два ЯК-1Б. Проектирование началось с поиска спецификации и старых чертежей на «мессершмиты» именно тех лет, потому что изначально нам был задан конкретный временной промежуток – лето 1942-го года. На тот момент уже существовало много модификаций этого самолета. Необходимая нам модель – 109G. Когда-то давно этот самолет был спортивным, но потом в нацистской Германии был переделан под боевой истребитель и эксплуатировался вплоть до конца войны.

3D-модель Messerschmitt Bf 109G в SolidWorks
3D-модель Messerschmitt Bf 109G в SolidWorks

В первую очередь мы спроектировали 3D-модель в SolidWorks, как это будет выглядеть. Потом нам привезли уже сами детали. Рабочие собрали каркас и обшили его листами фанеры. Сейчас макет обшивается листами алюминия, чтобы не переборщить с весом, потому что все остальное будет слишком тяжелым. Вся эта конструкция будет подниматься на гимбл. Режиссер хочет, чтобы все выглядело реалистично: пилот должен быть в воздухе, чтобы якобы крутить «бочки». Не на графике, а в реальности.

Даниил Герасимов: — Чтобы наш самолет не развалился нужно было придумать металлический каркас.

Данил Галиев: — Раму, которая будет несущей и не даст самолету развалиться, потому что он 8 м в длину и из-за крыльев примерно 10 м в ширину. Вес около 500 кг.

— Сколько времени ушло на разработку и производство?

Даниил Герасимов: — Мы начали в середине… Нет, в конце октября, а закончим скорее всего…

Данил Галиев: — Мы закончим недели через две по-хорошему. Нет, наверное, даже через одну. Но есть еще рабочие, которым все это собирать. Если мы могли сделать что-то не так, что вполне естественно, нам придется что-то свое переделывать.

— Какие проблемы и переделки возникали в процессе?

Данил Галиев: — В принципе, из-за того, что эти самолёты более чем полувековой давности, чертежей и как что делалось практически нет. Во-первых, их нет на русском языке точно. Никто не занимался переводом, судя по всему, а во-вторых – все, что есть, какие-то немецкие спецификации именно тех времен – все очень неподробные. Они есть в общем доступе, но там показан внешний вид, как выглядит какая-то делать, а из чего она сделана, как именно она точно выглядит, габаритные размеры – вот этого всего нет. Все приходится делать условно.

3D-модель Messerschmitt Bf 109G в SolidWorks
3D-модель Messerschmitt Bf 109G в SolidWorks

— Все части каркаса изготавливались здесь?

Даниил Герасимов: — Фанерный каркас изготавливался не здесь, но сама кабина самолёта будет. Мы будем заказываться профили, и уже здесь все нужные углы будут свариваться и вырезаться. Красить будем здесь же.

— Будет ли в макете восстановлен интерьер кабины пилота?

Данил Галиев: — Да, обязательно. Заказчик хочет, чтобы в самой кабине все кнопки, вся приборная панель работала. Кнопки будут нажиматься, рычаги дергаться.

— Как вы будете это восстанавливать?

Данил Галиев: — У нас есть старые, еще военных времен, фотографии из музеев. Кабина на них достаточно хорошо видна. Точных размеров и габаритов нет, но какие-то размеры мы все равно знаем, поэтому используем программы вроде той же Measure. Некоторые сложности возникали из-за перспективы, что-то дальше, что-то ближе, но в размеры попасть можно все равно. Уже сейчас сделана рация и часть приборной панель, все максимально реалистично. Так этих самолетов вообще не осталось. Найти «Мессершмитт» хотя бы в виде обломков уже было большой удачей.

— Были мелкие детали, которые приходилось переделывать, когда возникала новая информация?

Данил Галиев: — Не только мелкие детали приходилось переделывать. Например, мы начинали что-то делать, а в процессе понимали, что лучше это сделать по-другому для каких-то определенных целей. Самая большая переделка – рама. По условиям заказа изначально мы не должны были делать раму. Самолет должен был просто стоять. Он бы выдержал. Максимум в него бы залез человек. А теперь заказчик хочет поднять самолет в воздух, при этом точка опоры будет всего лишь одна. Удержать 8-метровый самолет с помощью точки опоры – довольно тяжело. Вдобавок там будет сидеть человек, его будут поднимать на высоту 10 метров, чтобы он мог крутиться. Наша основная задача состояла в том, чтобы человек, который там находится, остался цел и невредим, а если что-то начнет разваливаться, он смог бы выжить. Каскадера или актера должны снять и безопасно опустить на землю, а конструкция все это время должна оставаться зафиксированной.

— Будут ли в макете детали в движении?

Данил Галиев: — Да, внутри будет электрический двигатель, который будет вращать лопасти пропеллера. Носовая часть будет в движении. Питание будет подаваться от аккумулятора. Бензиновый двигатель не был выбран, потому что при вращении самолета весь бензин может оказаться внутри кабины.

Во время работы над пропеллером пришло понимание, что если делать его не из алюминия, то он будет слишком тяжелый, и не будет хватать мощности на его вращение. Максимальная задача – облегчить самолет. Вести профиль пропеллера до хвоста практически невозможно из-за конструкционных особенностей самолета, поэтому в носовой части не будет опоры. Там будет вал, на котором все это держится. Под это тоже приходится подстраиваться.

3D-модель Messerschmitt Bf 109G в SolidWorks
3D-модель Messerschmitt Bf 109G в SolidWorks

— Кто будет управлять этим двигателем: тот человек, каскадер или актер, который будет находиться в кабине самолета, или кто-то удаленно?

Даниил Герасимов: — Человек в кабине. Удаленно будет проблематично.

Данил Галиев: — Тут есть два варианта… Это зависит от решения самого заказчика, потому что, когда макет будет подвешен на гимбле, будет возможность подвести проводку так, что все включалось за счет техников, стоящих внизу на земле. А когда, например, самолет будет просто стоять на земле, там уже можно управлять всем изнутри.

— Сейчас макет находится разобранном состоянии. Как будете его собирать?

Данил Галиев: — Сейчас разрабатывается схема сборки. Часть профиля будет составлять каркас, рама, часть профиля – внутри хвостовой части, часть – внутри носовой. Расчет идет на то, что все это не должно превышать 6 м в длину для перевозки. Макет будет перевозиться по частям. В собранном состоянии будет затратно вести его Москву. Уже собирать его из частей будем не мы, а специалисты студии.

— И схему сборки тоже передадите им?

Данил Галиев: — Да, конечно. В целом, где-то уже есть крепления, они видны. Из носовой и хвостовой части будут выступать балки (профили), которые будут между собой закрепляться в местах соединения с фанерными шпангоутами. Самолет обрезался по частям, и шпангоут к шпангоуту встает и скрепляется с помощью болтов. А сами профили, так как сварка не подходит, будут закрепляться с помощью болтов и прижимных пластин, возможно – с помощью хомутов. Мы еще думаем, что будет эффективнее.

Работа над макетом

— Когда проект будет готов к отправке в Москву?

Данил Галиев: — К декабрю. Пока у нас заказаны детали на лазерную резку и на 3D-печать.

— Это какие детали?

Данил Галиев: — Это наружные детали, самые проблематичные сейчас. Они сами по себе большие, никто не занимается печатью таких больших деталей. Куда бы мы не обращались, нам говорят, что могут это сделать, но эта деталь будет изготовлена половинами.

— И уже сами детали из частей будут собираться?

Даниил Герасимов: — Да. К примеру, воздухозаборник, который находится под фюзеляжем. У него размеры 800 мм на 600 мм, а обычно печатают детали максимум 50 на 50 мм.

— А это нельзя сделать без 3D-принтера?

Данил Галиев: — Там некоторые детали имеют нехарактерную форму. Это не прямоугольники и квадратики, а какие-то изогнутые вещи. К примеру, лопасть. Мало того, что она идет не прямо, а под углом, но она и еще и закручивается для того, чтобы можно было черпать воздух. Делать ее не на 3D-принтере, а где-то в цеху – очень проблематично.

— Заказчик сразу пришел с бюджетом или вы его рассчитали?

Данил Галиев: — Это все рассчитывается постепенно. Взять ту же раму. Мы сказали: «Окей, мы выполним. Только дайте денег». Все дополнительные функции – за доплату со стороны заказчика.

Юлия ЧЕРНЫХ